March 08, 13:12

Коллеги напомнили мой же собственный текст пятилетней давности, написанный в ответ на возмущённую записку поэта и философа Ирины Богушевской про то, что 8 марта превратился в праздник подневольного труда женщин, праздник баб в оранжевых жилетах, кладущих шпалы, праздник гендерного закабаления.
Тогда я отвечал "Несколько лет назад в программе "Апокриф" у Виктора Ерофеева говорили (и меня позвали говорить) о том, куда делась из европейской культуры "веселая вдова". Столько было их - от Лескова до Легара (ну, с поправкой на национальные способы веселиться) - и вдруг все сгинули. Невозможно представить себе сегодня веселое вдовство как движущую машину сюжета.
Программа получилась, как мне кажется, так себе, потому что говорили о чем угодно, кроме того, что действительно важно: что до русской революции (сильно раньше) и до эмансипации женщин в остальном мире (сильно позже; сперва европа и америка, потом потихоньку остальной мир на разных скоростях) было вот как: ЕДИНСТВЕННУЮ ВОЗМОЖНОСТЬ для женщины распоряжаться своим временем, своим имуществом, своим телом по собственному усмотрению предоставляло только и исключительно вдовство. Ни юница, ни девица, ни мужняя жена, ни мать детей - никакой другой статус никаких имущественных и личных прав женщине не предоставлял. Хочешь жить — умей вдовиться.
Вот чего сегодня праздник. Не укладки асфальта в рыжих жилетах, а - Праздник Живых Мужчин.
С чем я всех своих товарищей по гендерному меньшинству и поздравляю".
А все попытки переформатировать 8-е марта в праздник весенних сковородок прелагаю со спокойною душой отбивать сковородками же прямо в ухи.