April 05, 2017

Катаемся по Франции из угла в угол: поговорили с детской сменой "Марабу" про средневековье, съездили в Париж пожить за углом от Пляс де Вож, сфотографировали Анну.


Вообще, иметь с собой очень красивую женщину практично: ставишь её в произвольном месте и даже совсем туристические картинки становятся настоящим искусством.

Теперь доехали до мыса Антиб, чтоб влиться в небольшую группу парфюмерно озабоченных граждан со всего света.

Группа, которую собрали ScienceandVacation.com , сегодня за ужином знакомилась. Тут же выяснилось, что планета маленькая, что половина людей за столом так или иначе связаны с Канадой, что кузен Мэг создал в Москве группу "My Silver Revolver" и играл в FAQ-cafe (а также приходил на открытие ArteFAQa), что Вика говорит на бахаси, арабском и мандарине, а Джулия выучила итальянский, пока жила несколько лет в Италии, и помнит от дедушки несколько русских слов, которые и старается применять с толком.
Например: жила она когда-то в Квебеке в одноэтажном доме. Одна. Молодая девушка с кошкой. "Вот прямо открывается дверь с улицы - и уже моя спальня." Чтобы какие-нибудь неведомые злодеи не решили, что она слишком лёгкая добыча, Джулия повесила на дверь второй дверной звонок и написала под ним фамилию воображаемого соседа: Koshka. Ну, чтобы злодеи решили, что в доме двое равноправных и серьезных взрослых: Julia N и (мистер? мисс?) Koshka. Неизвестно, подействовало ли на злодеев это или что-то иное, существовали ли злодеи вовсе - но до поры до времени обитателей никто не беспокоил.
И тут пришла пора выборов. Счетчики разных партий обходят все дома и списывают фамилии обитателей, чтобы потом прислать им приглашения для голосования. В урочный день Джулия достает из почтового ящика свой бюллетень и обнаруживает там же бумаги на Эдмунда Кошку.
- Хм! - говорит Аркадий, - звучит очень по-чешски. Вполне можно вообразить себе такого писателя. Если есть Франц Кафка (то есть галка буквально), то почему же не быть Эдмунду Кошке?
- Отлично! - говорит Кузнецов, - вполне качественый псевдоним. Надо бы написать от его имени пару романов!
- Господи Боже, - восклицаю я, - но чем же кончилось дело с выборами?
- Мы пришли вместе! - отвечает Джулия горделиво. - Я принесла свою Koshka в переноске и потребовала, чтобы Эдмунду (хотя она и была девочкой) дали проголосовать!
Пару мгновений все переживают упоение победой справедливости и демократии, когда раздается негромкий голос русского писателя.
- Да уж, - говорит Сережа печально, - как посмотришь на результаты иных выборов, так и подумаешь: уж лучше бы кошечки и собачки, блин, голосовали.

Скучноватый весенний Прованс при добавлении Анны получается вот таким