October 02, 19:22

Совсем уж было просрали такую страну, но, кажется, уже почти насрали обратно

Forwarded from :

tlgspace"Весьма оригинально проявили себя музыкальные администраторы летом 1940 года, когда вышел закон об обязательном введении восьмичасового рабочего дня во всех учреждениях Советского Союза.
В оперной студии Московской консерватории директор вывесил строгий приказ о необходимости всем служащим, певцам и музыкантам работать полных 8 часов. Было составлено подробное расписание репетиций и спектаклей; составлено было расписание и на те дни, когда в студии шла новая постановка оперы Чайковского «Евгений Онегин». Было предусмотрено, чтобы артисты и музыканты были заняты на спектакле вечером 3,5 часа, а днем на репетиции 4,5. Но тут директор столкнулся с неожиданной проблемой, поставившей его на некоторое время в тупик, — как быть с певцом, певшим Ленского? Ведь Ленского убивают на дуэли еще в конце второго акта, и, таким образом, исполнитель этой роли оказывается свободным на целый час раньше своих коллег, т.е. вместо восьми часов работает всего семь.
Такого вопиющего нарушения правительственного постановления допустить было невозможно, и директору пришлось искать выход. Он нашел его. Он издал приказ, в котором певцу, исполняющему партию Ленского, предписывалось не разгримировываться после смерти на дуэли, а находиться в гриме и костюме в артистическом фойе вплоть до конца оперы. И бедный Ленский сидел в своей тяжелой меховой шубе и в бобровой шапке в фойе, терпеливо читал книгу и только заслышав заключительную фразу Онегина — «Позор, тоска, о, жалкий жребий мой!», — стремглав бежал к себе в уборную и срывал с себя и шубу, и шапку, и парик"
(Юрий Елагин "Укрощение искусств")