March 11, 2018

Описал замечательный пример пост-правды. Абсолютно становится понятно, почему прямой контакт с правдой вообще никак не компрометирует fake news
telegra.ph/Bojsya-horoshih-istorij-03-11

Бойся хороших историй

Александр Гаврилов

Про пост-правду и fake news сейчас говорят и пишут много, но на собственно политических новостях этот механизм анализировать трудно: стоит только одной заинтересованной стороне закричать "они врут", как другая сторона (напрашивается старая юридическая шутка "в процессе переговоров ставшая противной") ещё громче кричит "они врут, что мы врём" - и дальше это катится неостановимо, как перелай собак в деревне ночью.
Но вот прекрасный пример, на котором работа механизма fake news видна отчётливо и опасность тоже заметна.
Неведомое мне сообщество публикует фотографию с подписью, а заметный российский общественный деятель Ольга Романова репостит её в фейсбуке.

История одной фотографии от фотографа Сэма Абеля (via Фото с историей): 

В 1986 году я в очередной раз приехал в СССР в командировку. На этот раз меня поселили в гостинице «Националь» с прекрасным видом на Манежную площадь и Московский Кремль. В один из скучных вечеров после рабочих съемок я сидел у себя в номере и думал, чем бы себя занять. Достал камеру и начал фотографировать вид из окна. Получалась эдакая туристическая открытка — чего-то явно не хватало. И тут я вспомнил про груши, привезенные с собой (в перестроечном СССР на фрукты был особый дефицит), и подумал, что они смогут разгрузить обстановку. Я стал раскладывать их на подоконнике, как вдруг заметил, что по брусчатке в сторону Манежной площади движется правительственный кортеж Горбачева, состоящий из представительного ЗИЛа и машин сопровождения. Я навел на него объектив, радуясь, что получу необычный кадр. Но службе безопасности Михаила Сергеевича это не понравилось. В считанные секунды (я еще не успел ничего понять) раздался выстрел. Почти беззвучный. В страхе я отпрянул назад. Понимая, что с этими людьми шутки плохи, я решил в окно больше не высовываться и сидел тихо, пока кортеж не миновал. Натюрморт из-под подоконника с одной из груш, помеченной выстрелом, — это все, что осталось мне на память от этой истории.

Но жизнь фотографии на этом не закончилась. Журнал National Geographic купил ее за рекордно высокую сумму: $220 000.

В этом тексте много правды - примерно половина. Смотрите: про эту карточку (среди нескольких прочих) есть очень трогательная заметка трехлетней давности в NUTimes https://www.nytimes.com/20…/…/22/magazine/object-lesson.html). Перевел на скорую руку относящийся именно к этой работе фрагмент:
"Знаменитая фотография, сделанная Сэмом Абелем в Москве в 1983. 

Сквозь полупрозрачную занавесь мы видим подоконник с семью грушами, сияющими в предзакатном солнце, за которыми различимы шпили Красной Площади. Абель приехал в Россию, чтобы сделать цикл фотографий о жизни Толстого. Дни напролет за ним, как тени, таскались местные силовики, видимо, предполагавшие в нём шпиона. И вот в воскресенье в своей комнате в отеле он обнаружил, что разложенные по подоконнику груши могут сделать карточку интересной. И вот - он работал над композицией 12 часов, пока вечерний ветерок не приподнял занавеску в идеальное положение. Фотография, которая получилась в результате, говорит о мечтательности отдельного человека посреди паранойи Холодной Войны. Советский Союз возглавлял Андропов, президентом США был Рейган и отношения между двумя странами всё ухудшались. "Люди спрашивают меня, зачем я работал над композицией так долго" - написал Абель в ответ на моё письмо про эту фотографию. - "Я всегда отвечаю: чтобы утешиться и обрести покой".

Теперь перечитайте еще раз то, что расшарила Ольга Романова: сдвинут год, обстоятельства, существенно усугублен мотив личного героизма частного человека в невыносимых условиях, произвольно добавлена нота произвола в перестроечной (то есть вроде бы открывающейся) России, яркие детали (груши привёз из Америки!) контакт с властью сильно персонализирован (почти Петруша Гринёв), вместо психологического давления - выстрел (почти неслышный, таинственный) - и финал: стойкость вознаграждена точной суммой (это неправда, хотя карточка действительно была напечатана в National Geographic). 

В комментариях к исходному посту Романовой есть ссылка на процитированную мною статью. Двумя кликами можно найти собственный комментарий Абеля, рассказывающего о том, как ему понравилась медленная, не ускоренная еще Россия '83. Но - это важно помнить! - прямой контакт с правдой никак не компрометирует fake, потому что fake гораздо более правдоподобен. 

Нормальный человек не будет рыться в пыли ссылок и читать комментарии ради правды. История про меланхоличного фотографа, с нежностью снимающего русских babushkas в платках между кустов болиголова после того, как 12 часов раскладывал груши за тюлевой занавеской - это всего лишь правда, корявая и нескладная. Отважный шрайбикус под обстрелом горбаческих тонтон-макутов обходит его в гонке правдоподобий, даже не заметив в дорожной пыли.

Увы, это надо держать в памяти постоянно и безнадежно: если история хорошо рассказана, скорее всего, она —  ложь.