June 11, 2018

В переписке с Лёней Кагановым припомнил эпиграмму на знаменитого в конце XIX века литературного критика:
«По мостовой бежит собака,
За ней Буренин, тих и мил,
Городовой, смотри, однако,
Чтоб он её не укусил»
Досадно это признавать, но, видимо, некоторая идиотическая взвинченность, вынуждающая кусать мимобеглую живность, есть неотъемлемая часть душевного устройства настоящего литературного критика. Причём по оставлении поприща, вроде бы, попускает. Вот, к примеру, Борис Николаевич Кузьминский, самый яркий и бескомпромиссный критик всей постсоветской поры, вполне мог бы стать новым героем этой эпиграммы (кстати, и в размер ложится: «За ней Кузьминский, тих и мил»), а как перестал высказываться о прочитанном регулярно, так дивно, говорят, подобрел.
Впрочем, что я на своих одеяло тащу? Эти четыре строки так безупречно сколотились у Дм.Дм.Минева, что туда и политиков можно насовать, и общественных деятелей, и смотрителей за другими искусствами.
Присылайте свои варианты в редакцию нашего непериодического издания!