November 29, 2018

Пока фантастическая туса страдает, что их не выпускают из "фантастического гетто" в "большую литературу" (оба термина требуют не столько даже критического разъяснения, сколько психиатрической экспертизы коллективных фантазмов), неутомимый Василий Владимирский делает премию "Новые горизонты". Цитирую по Википедии: " Вручается за художественное произведение фантастического жанра, новаторское по тематике, образам и стилю. Цель премии – отметить тексты и поощрить авторов, расширяющих границы жанра".
Вот только что объявлены финалисты этого года: Лора Белоиван ("Южнорусское Овчарово"), Андрей Лях ("Челтенхэм"), Роман Шмараков ("Автопортрет с устрицей в кармане").
www.facebook.com/newhorizonsf/photos/a.814374868700716/1328609893943875/?type=3&theater
К числу достоинств премии относится и то, что члены жюри обязаны описывать свои впечатления, которые премия на своем сайте и в соцсетях публикует, создавая тем самым некоторое подобие критической дискуссии (в суверенных пределах фантастики умолкнувшей совершенно), так что публика может ознакомиться если не с текстом самим по себе, то хотя бы с достоверными оценками текстов.
Редакция непериодического медиа яростно топит за "Южнорсское Овчарово", несмотря на нежное отношение к Роману Шмаракову и его попыткам писать русскую литературу так, как если бы у неё были умные читатели.

Литературная премия "Новые Горизонты"

Вот и определились наши финалисты! В тройку лучших вошли (авторы перечислены в алфавитном порядке): • Лора БЕЛОИВАН. Южнорусское Овчарово. – М.: Livebook, 2017 (номинировал литературный критик,...


Дежурный восторг и ликование по поводу прекрасной тройки финалистов не может заглушить вопроса, который возникает применительно к "Новым Горизонтам" каждый год: а это точно фантастика?
Саксофонист Алексей Козлов рассказывал, что его однажды познакомили с очень стареньким уже Лазарем Моисеевичем Кагановичем, бывшим наркомом чего попало и отцом московского метрополитена. Внезапно оказалось, что Л.М. - давний поклонник джаза. Поражённый Козлов напросился к наркому в гости с записями и стал показывать, что именно играет его "Арсенал" (интересующиеся приглашаются в Гугл; ну, такой себе джаз-рок). Каганович послушал-послушал и разочарованно высказался: "Ну какой же это джаз? Это серьезная музыка!"
В годы молодости пламенных революционеров словом "джаз" называлась лёгкая танцевальная музыка, под которую молодые люди могли пообжиматься с барышнями и подклеить одну-другую. А тут вдруг надо слушать, думать, и тискаться неловко.
Что-то заставляет меня думать, что если спросить настоящего хардкорного читателя фантастики про то, что это, собственно, такое, он словами сказать не сможет, но складно промычит что-то про лёгкое чтение, гигантских человекообразных роботов и прочие космоплащи и космошпаги.
А тут ему вдруг серьезную литературу. Вполне понятна досада Калибана, не увидевшего себя в зеркале (с)