May 20, 2017

Давно говорю, что Ютьюб сегодня - новая великая библиотека. Не только в смысле, что там много чего, но и в том, к сожалению, что новое умное видео ложится на длинную полку и пока не будет кем-то с нее снято, тихо пылится, каким бы ни было прекрасным. Кажется, мы еще не накопили штабелей забытого знания для такого кейса, как открытие Бахтина юными филологами, но.
Вот, например, совершенно непонятно, почему толпы фанатов не собирает цикл Владимира Раевского "Карамзин. Проверка временем". То есть понятно, конечно: потому что этот небывалого качества продукт команда сделала для телеканала "Вместе.ТВ", который содержит и контентно наполняет Совет федерации (Федеральное собрание Российской Федерации), он же недоверхняя палата российского недопарламента. Даже если их канал на ютьюбе сплошняком смотреть, постепенно начинаешь плакать кровавыми слезами. Представлять, что будет, если это из телевизора принудительно бубнит, я лично отказываюсь. С высокой вероятностью зритель может произойти в негуманоидную форму жизни, например.
Тем поразительнее видеть там это восьмисерийное кино, умное и клёво снятое. Чтобы никто из тех, кому я буду теперь (как я есть фанат) советовать это смотреть, с ума не сошёл, вот сразу плейлист, нате ссылочку
www.youtube.com/playlist?list=PLD3LKklLDEP1YkY26ONFRQu61dwZDsyfB
Суть сериала очень простая: Раевский двигается по тексту карамзинской "Истории государства Российского" и аккуратно проверяет, что из тех представлений сегодня оказалось точным, а что двести пятьдесят лет, нас от Карамзина отделяющие, смогли уточнить. Не рядясь во всезнайку, за точным историческим данным идет к учёным, писателям и музейщикам. А чтобы это не было старовидым бубнежом, физически приходит прямо туда, где русская история происходила и писалась. To make a long story shorter: это как если бы Парфенов в своей "Российской Империи" не так упорно и результативно старался быть поверхностным и гламурным.
В общем, вы как хотите, а я начинаю вот что: буду смотреть по одной серии и писать сюда попутно возникающие мысли. Кому будет много - извиняйте. Слава тебе, Дурове, за кнопку mute.
#Раевский #Карамзин #проверкавременем #смотретьумное #русскаяистория

Первую серию "Карамзина" я смотрел в самолете из Москвы в Иркутск. С одной стороны, приятно: летишь над страной из края в край и думаешь об её, страны, истории. Чисто как Коровьев какой. С другой стороны, символизм тут липовый: чтоб понять, "откуда есть пошла русская земля", лететь надо от Москвы либо на север, либо на юг. Что Раевский в кине своем и делает.
Вообще, провести эту сверку именно в отношении Карамзина особенно важно: все представления российского общества о собственой истории с тех пор и поныне (ну, или до Сергея Нефедова) существует в карамзинской рамке, им задано, запрограммировано. Дальше были умники - Соловьев, Ключевский, Костомаров - но ни у кого из них не было задачи создавать язык для говорения об истории со всеми. А для автора "Истории Государства Российского" это было задачей номер раз. Формально писавший "Историю" по повелению царя (то есть для единственного читателя, как это в Средние века часто случалось), Карамзин дико гордился и хвастался, что книжку метут с прилавков. "История моя скончалась в несколько дней".
Сегодня это стало опять чрезвычайно важно. Советский проект мечтал начать всё с нуля, ничему в прошлом не оказаться должным; после его демонтажа у населения такой мощи фантомные боли в историческом сознании, что они порождают уже не авантюристов (каким был Л.Н. Гумилев), не фальшивомонетчиков в чинах вроде ак. Рыбакова, а настоящих чудовищ класса Фоменко и Задорнова. А значит, надо снова возвращаться в ту же точку, где Карамзин элегантно приращивал российскому обществу его прошлое, прежде неведомое. Потом оно отвалилось, надо пришивать заново.
И начинать с самого начала: откуда есть пошла Русь, куда она пошла и что она там искала.
Слово "русь" однозначно варяжское, ближнее к нему однокоренное - английское to row, грести в лодке, идти на вёслах. Роусь - это гребцы, "те, что гребут". Почему-то (почему? тайна для меня великая!) оба эти факта – и что русь это варяги, и что это не-этническое самоназвание, а профессиональное – вызывают в среднем постсоветском обывателе такую бурю негодования, что их приходится защищать снова и снова. В фильме честь отстаивания этого научного факта достается прекрасному Федору Успенскому, лучшей бороде всей балто-славянской науки. Мне давно кажется, это у него такая защитная окраска, вроде алых разводов на жуке-пожарнике. Умная птица, может, и знает, что жук тот не ядовит, а есть не станет; с историком, которым сам как с допарсунного чего-то сошёл, спорить боязно даже самым отчаянным русопятам.
#Раевский #Карамзин #проверкавременем #смотретьумное #русскаяистория

Русь - производное от торговли, это мы давно знали. Про торговый путь "из варяг в греки", который русь контролировала, всё-таки ворча, кряхтя, скрепляя надменное сердце, даже советский учебник русской истории вспоминал. А вот с кем была эта торговля, совершенно не очевидно. Кажется, что если путь в греки, то и главным торговым партнером должна быть Византия. Ан нет: ранние купеческие клады по всей России в себе содержат главным образом арабские дирхемы.
Интересно: в нынешнем только году осознал, когда мы ездили с марабушными детьми по Провансу, насколько он обязан всеми основными чертами своей идентичности культурному обмену с арабским миром: от пастиса до лаванды, от алембиков до корриды, от марсельского мыла до набивных "индийских", т.е. псевдомогульских тканей Каркассона. А про возникновение руси на краю ойкумены халифата не подумал тогда - хотя факты, вроде, были все в голове.
В Поволжье русь стала русью. Слово это впервые фиксирует посол Багдада Ахмад ибн Фадлан, который приезжал из Багдада нарочно помогать правителям Большого Булгара в Поволжье принимать ислам и попутно записал совершено современную дипломатическую записку про потенциально значительных торговых партнеров.

Кстати, об ибн Фадлане. Как странно, что европейская наука своих арабских учителей так часто и уверенно зовёт одними исключительно патронимами. Все эти "ибн Сина", "ибн Фадлан" - это та часть арабского полного имени, которая связывает человека с именем его отца. Это как если бы весь внешний по отношению к русской науке мир звал Ломоносова уважительно "Василич", а Менделеева - "Иваныч".

Про "призвание варягов" в первой серии ничего нет (поглядим, будет ли в следующих). От этой мирной идеи – дескать, славяне сами предложили: "придите, володейте нами, порядку нет" - куча народу старается отчураться.
A я верю. По сути "призвание варягов", даже если и фантастическое, очень похоже на все русские революции - что петровскую, что социалистическую, что ельцинскую. Мысль дико знакомая: где-то там, за лесами за морями, живут другие и даже совершенно чуждые нам люди, которые лучше нас знают, как нам лучше жить! Бродский вот когда думал, почему советская империя такая линялая, сетовал: "не с кем стола вертануть, чтоб спросить с тебя, Рюрик". То есть тоже понимал: с тех пор особо ничего не поменялось.