May 05, 08:04

Хорошее интервью Линор Горалик, как обычно, существенно умнее и точнее, чем принято думать и говорить на эти темы

Forwarded from На словах:

— Что вам импонирует, а что нет в современном феминизме? И считаете ли вы себя феминисткой?

— Я стараюсь помнить, что феминизм — не некая монолитная философия, а огромное пространство разнообразных взглядов, подходов, активностей и школ философской мысли, зачастую жарко спорящих между собой. С некоторыми из них я особой близости не чувствую, другие мне исключительно близки, — в частности, я разделяю представление о том, что у людей на протяжении всей их жизни должны быть абсолютно равные права и возможности вне зависимости от гендерного самоопределения.
Еще одна вещь, о которой я стараюсь помнить (и это далеко не всегда легко и приятно), — что я каждый день пользуюсь плодами трудов тех людей, чьи взгляды и поступки в поддержку женщин могут иногда казаться мне излишне радикальными. Эти люди могут со стороны представляться слишком энергичными, слишком громко высказывающими свои требования, слишком резкими в своих суждениях, — но они борются за мои права, пока я тихо и несколько трусливо стою на своей умеренной позиции. Я отдаю себе в этом отчет и испытываю огромную благодарность в их адрес.

— Литература — женское ли это дело? И отличается ли чем-то книга, написанная женщиной, от книги, написанной мужчиной?

— Мне трудно представить себе, что какое-то дело может быть «женским» или «мужским» (кроме, быть может, некоторых физиологических функций, связанных с нашим размножением, но и с ними, как мы видим, ситуация по мере развития технологий становится все менее однозначной, и слава Богу). Литература — дело очень человеческое: кто за него взялся, тот и молодец.
Что же до существования «сугубо женского» и «сугубо мужского» текста — говорить об этом мне очень сложно просто потому, что великое множество гораздо более умных и образованных людей, чем я, работает с этой темой всерьез, — их мнение окажется много ценнее моего. Соответственно, я тут могу рассуждать только как читатель: я верю, что человек привносит в текст значимые части своего индивидуального опыта. Если эти значимые части касаются гендерной тематики, мы получаем гендерно окрашенный текст, если этнической — этнически окрашенный, если еще какой-то из великого и неисчерпаемого разнообразия человеческих тематик — мы видим в тексте и это. Для меня как для читателя бесценна именно такая калейдоскопичность текста, и выделить в ней только гендерное почти невозможно, хотя эта нота может с потрясающей силой звучать и у женщин, и у мужчин (достаточно назвать Фанайлову, Горона, Васякину, Воденникова, Львовского, Рымбу, Кузьмина, Павлову и многих других).

— Существует представление, что домашние женщин-писательниц обычно страдают от нехватки внимания со стороны матери, жены. Вы занимаетесь разными вещами — от детской литературы до моды. Остается ли время на личную и семейную жизнь?

—Естественно, я не могу отвечать от имени «всех женщин-писательниц» и тем более — от имени их близких. Я очень счастлива в своей семейной и личной жизни, надеюсь, что моим ближним тоже хорошо со мной. Но вот что острейшим образом интересно: я практически уверена, что этот вопрос практически никогда не задали бы писателю-мужчине. Его появление в интервью о феминизме особенно показательно и, мне кажется, о многом говорит.

И так далее. Такое интервью :) m.realnoevremya.ru/articles/138143-intervyu-linor-goralik

Линор Горалик: «Дело не может быть женским или мужским»

Феминизм, женщины-писатели и «гендерно окрашенный текст»