May 22, 2017

Forwarded from Обложки и микросканы:

Из кн. Э. Сатоу «Руководство по дипломатической практике», изд-во Ин-та международных отношений, М.: 1961.

«§ 401. Еще в наше время в Иране существовал обычай получать «бест», или убежище, в иностранной миссии в качестве средства, которым можно было отстоять свои права, причем действовавшие в этой стране правила вежливости не допускали в этих случаях отказа в гостеприимстве, какие бы неудобства ни были с ним свя­заны. Приводимый ниже случай об одном из инцидентов этого рода взят из «Биографии сэра Мортимера Дюрана, бывшего британ­ского посланника в Тегеране».

«Однажды в миссию галопом прискакал дворцовый евнух, чтобы немед­ленно видеть меня по очень важному делу. Оказалось, что жены шаха воз­мущены намерением шаха жениться на сестре одной из шахских жен. Новая фаворитка была дочерью садовника; женолюбивый монарх увидел ее в одном из своих многочисленных садов и влюбился в нее, к великому негодованию ее сестры и вопреки персидским обычаям.

Другие жены приняли в деле горячее участие и предъявили такой ульти­матум: если шах не откажется от своего намерения, все они покинут дворец и сядут в бест в миссии, которая, как они заявили, является священным местом убежища для рабов и угнетенных, к которым они причислили и себя.

Я отвечал, что считаю высокой для себя честью такое доказательство их доверия, и заявил, что миссия — к услугам этих дам. Осведомившись об их количестве, я был несколько ошеломлен, узнав, что всего их будет около 300. Я заметил, что миссия едва ли сможет вместить такое число гостей; но евнух, указав широким жестом на лужайку, ответил, что все, что потребуется,— это шатер, что же касается пищи, то достаточно будет нескольких баранов и некоторого количества хлеба.

Затем евнух ускакал, а через два часа вернулся; к этому времени на лу­жайке уже были раскинуты шатры, закуплены бараны и весь запас хлеба, какой нашелся в одной пекарне. Евнух объявил, что дела идут превосходно, что шах в бешенстве, а дамы уже садятся в экипажи. Он опять ускакал, а мы с большим интересом ожидали прибытия беглянок, когда вдруг вновь появил­ся, подобно вихрю, тот же евнух и прокричал в неистовом возбуждении: «Шах сдался, дамы возвращаются и шлют Вам величайшую благодарность!»»