June 10, 2019

На набережной Молос, что в кипрском Лимассоле, лениво перечитываю кипрские же "Горькие лимоны" Лоренса Даррелла и думаю о том, как нам повезло с обоими братьями. Джерри был великий наблюдатель, а Ларри – титан нарциссического самокопания. Читать их обоих – огромное наслаждение, но с Лоренсом надо заранее брать поправку на то, что ни о чем другом из его сочинений не узнаешь.
«Я подобрал книгу миссис Льюис с перевернутого книжного лотка в Триесте. Кто-то бросил бомбу, потом начались беспорядки, а я как раз спешил домой из госпиталя, после медицинского осмотра. Улица с разгромленными фруктовыми прилавками, ларьками и разбитыми витринами являла собой превосходную иллюстрацию того, что творилось у меня на душе».
Aнна, которой я всё это мурчу сквозь дрёму сиесты, резюмирует: «Вот почему забавнее всего читать про одного, увиденного глазами другого».