June 30, 09:53

Написал с утра пораньше пьесу из условно современной жизни

(Средьшумновьебала, случайно. Те же, Платон и Горгий)

Платон Иванович Ртищев (радостно, приподнято): А я, знаете ли, недавно (начал есть / перестал есть) ртом внутрь организма (хлеб, соль, масло, холст, экскременты шпорцевых лягушек). Раньше я плохо (спал, ел, пил, курил, говорил), а теперь хорошо (сплю, ем, нюхаю, пишу). Результаты мне пока нравятся, буду продолжать наблюдения.
Горгий Пармёныч Дикой: Платон! Может быть, у тебя атипичная лихоманка? Я слыхал, что лягушачье говно помогает только от атипичной лихоманки
Платон: Нет, Горгий. Я просто раньше плохо ( - // - ), а теперь хорошо ( - // - )
Горгий: Платон! Сам я в глаза не видал ни говна, ни лягушек, но читал на прошлой неделе газету, где пересказывали один журнал, где сообщалось, что кроме как от атипичной лихоманки ни от чего помогать оно не может, потому что Алкей вообразить не может, почему бы оно стало помогать. Прекрати немедленно!
Платон: Спасибо, Горгий, это весьма интересно. Как хорошо знать, что именно это не может помогать! Буду теперь (есть / не есть) его, зная, что это не помогает. Результаты мне пока нравятся, буду продолжать наблюдения.
Горгий: Платон, ты же образованный человек, ходил в гимнасий, как тебе не стыдно? В газете писали, что они сами читали, как в журнале пересказывали, что Алкей не знает. Прекрати немедленно!
Платон: Горгий, но ведь ты сам этого не пробовал? Может быть, ты знаешь кроме меня ещё кого-нибудь, кто тоже пробовал, и оттого тревожишься?
Горгий: Вот ещё! Нет уж, Платон, нам с вами не по пути! Вы тащите весь полис в какую-то эгейщину! Сам я в глаза не видал ни лягушек, ни говна, ни носителей типичной лихоманки, ни атипичной. Мне достаточно было газеты. Прекрати немедленно!
Платон: Горгий, но отчего ты решил доверять газете больше, чем словам моим? Ведь мы знакомы давно, ещё с тех пор, когда у Марка не было Лицевого Евангелия, а выходцы из Аркадии не научились разыскивать всё. Мы были дружны и вместе изучали фалернум, ты у меня трёшку стрелял из верного требушета. Раньше я плохо ( - // - ), а теперь хорошо ( - // - ), разве ты не рад за меня?
Горгий: Изыди! Мракобес! Проклинаю! Непрезентативен! (пенится и исчезает)
Платон: От ить! (Уходит, понурясь)

(Те же и немая сцена)
(Далеко за сценой звук, будто кто-то бьётся головами о стены)