July 04, 03:50

Не то, чтобы удивительные результаты, но хорошо, что доказательно подтверждённые

Forwarded from Econ Papers:

Элитные колледжи и путь на высшие посты и высшие уровни доходов. (American Economic Review, 2019)

Zimmerman (2019) выявляет причинно-следственную связь между поступлением в элитные колледжи, практикующие жёсткий отбор студентов, и попаданием в самые богатые слои общества. Вклад элитных университетов в карьерный успех студентов неясен: лучшие учебные заведения набирают лучших кандидатов, и нет гарантии, что именно обучение в университете поднимает таких людей в верхний процент распределения доходов. Возможно, существуют третьи факторы, которые одновременно определяют и карьерный успех, и поступление в элитный университет, а сами успех и поступление связаны между собой только статистически, но не причинно.

Автор сравнивает между собой людей, получивших на вступительных испытаниях результаты, близкие к проходному порогу. Одним из них не хватило совсем немного, чтобы пройти, а другие прошли с минимальным или нулевым запасом. Эти абитуриенты, баллы которых на вступительных испытаниях очень близки, ещё разбиваются на группы по доходу родителей и социальному статусу. Так получается, что внутри каждой группы люди не отличаются между собой по величинам, которые теоретически могли бы послужить тем самым третьим фактором. Единственное различие внутри группы в том, что некоторые абитуриенты приняты в элитный колледж, а некоторые вынуждены поступать в обычный университет. Если это отличие играет роль, то колледжи имеют с получением топовых позиций и сверхдоходов именно причинно-следственную связь.

Метод и данные: автор использует данные чилийских абитуриентов, поступавших в университет за несколько десятилетий до того, как замеряется их доход и карьерное положение. Используются результаты вступительных испытаний, данные об одногруппниках, приближающие переменные для социоэкономического статуса (например, обучался ли абитуриент в дорогой частной школе). Анализ проводится для выпускников частных школ (мальчиков), выпускников обычных школ (мальчиков), и всех девочек. Автор сравнивает результаты для ориентированных на бизнес программ (юридические, предпринимательские, прикладные математические) и для элитных медицинских школ, известных таким же строгим отбором.

Результаты: поступление в элитный колледж при прочих равных повышает вероятность попадания в верхние 0.1% распределения доходов на половину. Вероятность занять топовую позицию вырастает на 44%. При этом рост приходится в основном на выпускников частных школ: для них вероятность повышается на 70% и 54% соответственно, тогда как для девушек и выпускников обычных школ эффект близок к нулю. Такого расслоения не существует среди студентов медицинских школ, которые тоже часто оказываются в верхних частях распределения доходов. Это говорит о том, что в бизнес-ориентированых программах существует особый механизм, обеспечивающий отдачу от обучения в элитном колледже именно людям с изначально высоким социальным статусом.

В качестве такого механизма автор изолирует (статистически опровергая другие объяснения) формирование горизонтальных связей. Выпускники элитных колледжей гораздо чаще работают на управленческих должностях в крупных компаниях вместе со студентами той же когорты, чем со студентами той же программы другого года выпуска или студентами похожих программ того же года выпуска. Результат говорит о том, что вклад элитных колледжей в успех своих студентов сильно зависит от существующих на рынке труда неформальных институтов. Это косвенно подтверждается, например, акцентом, который бизнес-школы делают на формировании связей, когда рекламируют свои программы. Такой вывод подчёркивает влияние на вертикальную мобильность рынка труда, которое часто недооценивают по сравнению со влиянием образовательных институтов.