October 27, 22:54

И вдруг я подумал, что генеалогия жанра «садистского стишка», всех этих «маленький мальчик по стройке гулял», «черное море, кровавый гуляш», «дедушка старый, ему всё равно» etc. — совершенно неправильно нами все эти годы осмысляется. Из литераторов-предшественников максимум что вспоминают Олега Григорьева, чьё «я спросил электрика Петрова / для чего у него на шее провод» пошло в народ и утратило память об авторе. Но ведь есть и реальный отец жанра, с потрясающей точностью влепивший свой дротик в его фольклорный bull eye — не только в смысле размера и просодии, но и с точки зрения духовной основы, этого истерзанного цинизма, утомленного незыблемостью мироздания:

«Было на улице полутемно.
Стукнуло где-то под крышей окно.

Свет промелькнул, занавеска взвилась,
Быстрая тень со стены сорвалась -

Счастлив, кто падает вниз головой:
Мир для него хоть на миг - а иной».

Владислав Ходасевич, 1923 год