November 12, 2019

Forwarded from Трудолюбов:

Колонка в пятницу - про отношения с книгами и "день незнания"... Дети в 16 лет показывают тем лучшие успехи в чтении, счете и использовании компьютера, чем больше книг в их семейном жилище. Есть даже рейтинг стран по среднему количеству книг дома. В эстонском доме в среднем обнаружилось 218 книг, в норвежском – 212, в чешском – 204. Россия на хорошем пятом месте со 154 книгами, что выше, чем в Германии, Британии и США. Среднемировой показатель – 115 книг.

Количество книг в доме для большинства стран – лучший показатель, способный предсказать школьную успеваемость. Исследователи подчеркивают, что речь не о магическом воздействии книг как таковых и даже не о количестве прочитанного. То есть речь о корреляции, а не о причинности. Шкафы с книгами – отражение самых разных характеристик семей, в которых растут дети. Родители могут быть людьми с образованием, могут быть людьми, уважающими книги, а могут быть людьми, которым книги достались в наследство, а значит, в семейном жилище достаточно места, чтобы их хранить. А значит, есть дом и хорошая семейная преемственность.

Для США подсчитано, что наилучшие школьные успехи – у детей, живущих в домах, где больше двух книжных шкафов, на другом полюсе – дети из семей, где нет книг или их очень мало. Но наука молчит о том, можно ли быстро помочь успеваемости, купив два шкафа и заполнив их книгами. На ближайший учебный год может и не сработать, но почему не попробовать – может сработать поколением позже

Зачем дома книги

Большая домашняя библиотека сопутствует школьным успехам детей, но взрослым может хватать и нескольких любимых всю жизнь томов


Forwarded from Трудолюбов:

Тут в крайней правой колонке среднее количество книг в доме; остальные колонки - доля семей, в которых только 5 книг, 20 книг и т.д. Исследование Австралийского национального университета и Университета штата Невада

Forwarded from Трудолюбов:

Трудно представить, что эти простые связи - много книг хорошо, мало книг плохо - могут иметь прямое отношение к России. Читая обо всех этих исследованиях, я вспоминаю тех, кто много читал, но у кого не было постоянного дома и уверенности в том, что книги будет, куда поставить. Антиутопии с запрещенными книгами в русской советской истории мы воспроизвели в обыденной жизни. Множество книг были просто запрещены – их нужно было скрывать. Но еще чаще книги сгорали, шли на растопку, распродавались, чтобы купить еду или просто оставались в брошенных домах и погибали.

Большая бумажная библиотека – признак прочной оседлости. Книги – не лучший друг человека, не уверенного в завтрашнем дне. Бездомность и бесприютность – не помощники в коллекционировании чего бы то ни было. Но даже у человека, не уверенного в завтрашнем дне может быть небольшая походная библиотека, сведенная к нескольким «вечным спутникам». А вечных спутников – ну сколько их может быть?

И я вспоминаю Анну Ахматову, которая не любила и не хранила вещей, не хранила и книг. «Даже книги, за исключением самых любимых, она, прочитав, отдавала другим. Только Пушкин, Библия, Данте, Шекспир, Достоевский были постоянными ее собеседниками. И она нередко брала эти книги –то одну, то другую –в дорогу. Остальные книги, побывав у нее, исчезали» (Чуковский).

Каждому человеку, который время от времени переезжает, а может быть и другим – важно иметь вечных спутников (см. книжку Мережковского, которую, кстати, до революции выдавали выпускникам гимназий). Моя идеальная библиотека состояла бы только из них – остальное только по мере необходимости. Но я об этом и не мечтаю – все книги жалко. Даже если пытаешься остановить размножение книг, они все равно оседают дома – кем-то подарены, куплены в минуту беспечности, куплены по необходимости, если не было электронной версии.

А основное чтение в любом случае происходит в небумажной форме. Тексты, нужные для работы, как правило читаются на экране. То, что действительно нужно, нужно как правило срочно. Срочно получить что-то – значит найти в поисковике, купить электронную книжку, попросить коллегу прислать статью, скачать файл.

Большая часть электронных текстов, нужных для работы, оказываются худо-бедно прочитанными. А многое из того, что я сейчас раскладываю и сортирую, нужно признать, не прочитано или начато и оставлено до лучших времен. Источники незнания. И вот я сортирую книги по стопкам. Зачем я это купил? А помню – увлекался в тот момент и вот памятник увлечению