August 31, 16:48

Forwarded from don't call me mamotchka:

После второго захода с ребенком в поликлинику (частную, jfyi) поняла кое-что про агентность в эмоциональной работе.

Деточка в этот раз даже разрешила себя осмотреть и посветить в уши фонариком. По странному совпадению, такое магическое улучшение ребенка совпало с появлением на арене другого педиатра. Не кинула в медперсонал ни одной резиновой мыши. Но прививку, понятно, не одобрила. А когда ей приклеили смотри-какой-красивый-пластырь, устроила скандал: пластырь должен быть с крабами. С крабами, слышите? А с пингвинами она не хотела! Ей не нравятся пингвины! Уберите!

Посовещавшись с коллегами, мы поняли, что дело не в избалованности, а в неправильном применении цветных пластырей.

Мелкие подарочки за смелость после прививок и забора крови работают потому, что, во-первых, отвлекают от боли, а во-вторых – возвращают человеку агентность. Именно поэтому их должно быть несколько. Только что тебя не спрашивали, держали и делали больно – а теперь можно ВЫБИРАТЬ. Пластырь. Игрушку. Магнитик. А дальше как в анекдоте про физиков и математиков – применяя технологию, нужно понимать, как она работает. Не компенсация насилия материальным (магнитик, серьезно?), а переключение режимов. Иначе получается то самое «подержите ребенка покрепче, а потом мы дадим ей воздушный шарик». И эта попытка подкупа работает как розочка от мужа, который обещал вернуться с работы к семи и везти на дачу, а пришел домой в два часа ночи и на бровях. Adding insult to injury. Кто видел летящие в лицо розочки, тот поймет.

Поэтому трехлетка спокойно сидит в кресле у стоматолога, которая во время герметизации фиссур спрашивает, что ей на зубе рисовать – звездочку или сердечко, и воюет с педиатром, которая всего-то пытается бесконтактно(!) измерить ей температуру – «ты направила мне в лицо эту штуку, и ты делаешь это без уважения.»

В родовспоможении, кстати, та же самая история. Исследования показали, что на восприятие родов женщиной, в первую очередь, влияют не «объективные» параметры – вмешательства, осложнения или их отсутствие, последующие диагнозы – а то, насколько роженица чувствовала, что она может принимать решения.

А в постсоветской реальности акушерка, пропагандирующая «активный» в противовес «медицинскому» подход, в своем монологе, обращенном к будущим (клиенткам? пациенткам?), сообщает «вы будете просить анестезию, но я не дам вам пощады.» Доступная вам форма агентности – активное страдание, получите и распишитесь. Потом с некоторым удивлением рассказывают, что «мы разрешаем роженицам принимать любые позы, но они сами не хотят, на самом деле, хотя у нас можно даже на мячиках прыгать.» И это точно такое же воспроизведение внешней формы, при полном провале содержания.

"Бороду я сбрею, а умище куда девать?"

Мячик – тысяча рублей, добровольное информированное решение – бесценно.

(и да, не все пациенты этого хотят, и да, врачам очень часто негде этому учиться - я знаю тех, кто искал курсы по медицинской коммуникации, а находил только тренинги по продажам медицинских услуг)