December 01, 2019

Прочитала на обложке книги, к которой делаю уже пятый подход и снаряд не дается «a scholarly book that will reward a careful reader» - а ведь меня предупреждают.

В твиттере обсуждали, легче ли гуманитариям читать гуманитарные тексты. Практика, конечно, помогает. А начитанность помогает видеть связи. Но больше всего справляться с корпусами классических текстов помогают дедлайны, задания и необходимость получать за курс кредиты. Это я говорю о мотивированных гуманитариях с академическими планами в нормально организованной учебной среде.

На самом деле, ученый, который любит и с удовольствием читает всех классиков, вызывает у меня такие же подозрения, как знакомая музыкантша, которой одинаково нравятся и Моцарт и Бетховен. И Прокофьев. Большинство людей сильнее любят и чувствуют кого-то одного, - да и в науку часто приходят/остаются, прочитав книгу, где автор(ка), кажется, объяснил(а) внятно все то, о чем ты так долго смутно догадывалась. И ты тоже хочешь научиться так. Всех остальных столпов науки и их положение в общей архитектуре дисциплины осваивают под давлением за годы бакалавриата-магистратуры-аспирантуры. Непрерывно ощущая свое и мира несовершенство. Хуже, чем надо бы в идеале, но гораздо полнее, чем никак.