September 05, 2018

Иган вообще любит конструкции мира-в-мире, поневоле заставляющие задумать о навязчивости и ассертивности вымыслов. Второй роман цикла "Субъективная космология" (Первый - "Карантин") предоставляет читателю следующую структуру: герои создают симуляцию мира, в которую копируют свои сознания. В реальности симуляция прекращается, но в реальности копий создается новая вселенная, в которой они обитают. Причем вселенная работающая на эмпирических принципах, не обладающая глубокой проработанностью, но тем не менее функционирующая. Внутри этой вселенной создается новая симуляция, обладающая большей степенью проработанности. В итоге, между двумя версиями реальности начинается противостояние, на онтологическом уровне решается вопрос первичности, какая из реальностей создала другую? И ответ на этот вопрос только один - та реальность, обитатели которой больше убеждены в ее существовании.

Научная фантастика, причем именно hard sci-fi вполне самостоятельно занимается областями, казалось бы принадлежащими исключительно современной философии. Так что читать художественную литературу теперь официально не просто хобби:)