September 10, 2018

Возвращаясь к нежно любимому мной Мьевилю, можно вспомнить "Последние дни Нового Парижа", роман, в котором способные призывать образы из своих творений сюрреалисты сражаются с немецкими демонологами. Понятное дело, что подобный концепт интересен сам по себе, но еще более любопытным оказывается послесловие. В нем Мьевиль рассказывает о таинственном незнакомце, требующие от него публикации его истории. Происходит одновременное обращение и к каноны гипертония и к традициям чуть ли не английской готической литературы.