October 21, 2018

Ответ 2.

Мы упускаем один момент. Да, если имеет место противостояние борца и ударника, примерно равной силы и умений, у борца оказывается больше шансов на победу. Но, как ни странно, если борец выходит против двух-трех ударников, слабее себя, у него шансов меньше, чем у ударника, выходящего против двух-трех борцов. Борцу необходимо время, чтобы сделать захват, зафиксировать тело, причинить боль. И пока он это осуществляет, коллеги ударника могут избивать сверху, пробивая серии по вискам. А два-три борца могут мешать друг другу, а не дополнять. Если ты хочешь запустить философию, удушающую мир, надо быть готовым не к противостоянию один на один, а к ситуации возникновения бесконечного числа заколдованных гусей, которые клюют со всех сторон, и более того, заклевывают изнутри. Удар всегда более точен и быстр, нежели удушение, копье тоньше покрывала, нескольким покрывалам трудно собраться в стаю, они могут лишь сложиться в многослойное малоподвижное одеяло, а копья вполне могут создать рой. Теория редко строится под конкретную проблему, чаще она строится сама по себе, цепляя по ходу проблемы, попадающие в сети чуть ли не случайно. Поймали в мешок полудохлых гусей – и хорошо. Насчет противостояния темного и светлого, здесь как и в старой теме баттлов, которую мы обсуждали год назад, оказывается, что темное противостоит не светлому, а веселому. Темный Делез против Делеза гедониста. Ясно, что здесь Конор – гедонист, а Хабиб – хтоническая сила, душащая ликующего грешника. Проблема в том, что если бы гедонист рассыпался на противоречивые части, его было бы труднее придушить. Разве что завершить пиршество разбиением светильников – тоже удушающее покрывало. Копья бросаются в светильники, осуществляя при этом функцию покрывала. Затмение случается, когда веселье переливается через край.