November 01, 2018

Кажется, что подобное «возвращение» беспомощно и лишь созерцательно. Не намного более беспомощно, чем существование сейчас. Ты не можешь ничего сделать в плане создания события, а в плане ощущения жизни можешь. Те события, которые ты можешь создать сейчас, образуют ограниченную территорию доступного, и явно не они составляют внутреннюю свободу человека. (не возможность что-то сделать, а сама данность быть сейчас) Блуждание по памяти или блуждание по квартире – где больше свободы? В том-то и дело, что настоящее – это не ощущение момента, а клубок ритмов, включающих и ритмы, живущие внутри памяти, и визионерские выбросы, и страх смерти, и небесные песнопения. Находиться в настоящем – далеко не быть в навязываемой окружающим миром актуальности, а просто «быть» и слушать. И в этой точке история кажется особо жестким типом мышления. Как нанизанные на нить засохшие ягоды событий и аргументов типа «это произошло потому, что...», а это не происходило, потому что события еще не происходили, они произойдут, когда созреет ритм. Здесь историки исхитряются и, осознавая, что их наука превращается в набор «утекших причин», вводят циклы и повторения. Чтобы подкрутить то, что совсем неясно: временное натяжение.